Русская Православная Церковь Московская городская епархия
Юго-Западное викариатство Андреевское благочиние

Цитаты Святых Отцов на каждый день

«Желай, чтобы дела твои устроялись
не как тебе представляется, но как угодно сие Богу, и будешь несмущен и благодарен в молитве своей»
(Преподобный Нил Синайский)

Святитель Савва Сербский и Россия

25 января Русская Православная Церковь чтит память святителя Саввы, первого архиепископа Сербского. Святого Савву можно смело назвать отцом сербской нации, о его почитании на родине, да и повсюду на Балканах, а также на Святой Горе Афон, широко известно. Однако и для России святитель не является чужим.

argaiv1147

Сначала имя сербского архиепископа стало известно на Руси как имя автора Законоправила — свода канонического и гражданского права, остававшегося основой церковно-нормативного регулирования в России вплоть до 1917 года.

Дело в том, что именно под руководством святителя Саввы этот римско-византийский кодекс (Номоканон) был переведен на славянский язык, дополнен и адаптирован.

Древнейший сохранившийся русский список Светосавской Кормчей (или просто "Кормчей Книги") — Рязанский, датированный 1284 годом, то есть созданный еще при жизни духовных чад святителя. Большое печатное издание Кормчей книги произошло в России незадолго до никоновских реформ, в 1650 году по благословению Патриарха Иосифа.

В чем причина такой живучести Светосавской Кормчей на Руси?

Дело в том, что в этом сугубо правовом и, казалось бы, исключительно прикладном документе отразилось все духовно-правовое наследие Византии. Именно в этой книге была ясно сформулирована идея симфонии церковной и светской власти. И первым среди славянских народов примером воплощения в управлении государством евангельского значения власти стало именно Сербское королевство, во главе которого стояли два святых брата: архиепископ Савва и король Стефан.

Почитание Саввы как святого началось на Руси несколько позже, с восстановлением русско-южнославянских связей в конце XIV века через посредство монастырей Афона и Константинополя. Русь в эпоху правления великого князя Дмитрия Донского и его сына Василия постепенно освобождалась от ордынского ига, укреплялась и богатела, в то время как византийский мир все больше угнетался турками и латинянами. Наши южные единоверцы нуждались в материальной и дипломатической поддержке Москвы. Руси же требовались ученые мужи, богословы, иконописцы, переводчики, оружейники, зодчие, инженеры. Все это могла дать и давала как Византия, так и Сербия.

После Косовской катастрофы 1389 года поток сербов на Русь еще более увеличился. В XV веке в Троице-Сергиевом монастыре трудится агиограф Пахомий Серб, в Московском Кремле серб Лазарь устанавливает первые куранты. Вместе с сербскими монахами и их книгами на Русь приходит и почитание святителя Саввы.

Однако до середины XV века уместнее говорить лишь о знакомстве образованной части русского общества (в первую очередь монашества) с почитанием этого святого у него на родине и на Афоне. В месяцесловах начинает появляться память святителя Саввы (например в Евангелии преподобного Кирилла Белозерского); в служебниках его имя упоминается вместе с именем отца, преподоного Симеона Мироточивого, на литургии; в тропарниках появляются тропарь и кондак; в составе новой редакции Пролога — краткое житие.

В середине XV века для обоснования законности автокефалии Русской церкви московские идеологи обратились к болгарскому и сербскому опыту прошлых столетий. Тогда неизвестным автором было написано "Сказание о болгарской и сербской патриархиях". Значительную часть этого текста составило житие святителя Саввы. С этого времени можно говорить о ярко выраженном интересе русских к личности первого сербского архиепископа.

В начале XVI века житие святителя Саввы использовалось как аргумент в споре последователей преподобных Иосифа Волоцкого и Нила Сорского (так называемых "иосифлян" и "нестяжателей", как их назовут позднее). Первые отстаивали право монастырей владеть имуществом не только для содержания самой братии, но и для осуществления благотворительной деятельности, а вторые доказывали, что монахам следует полностью отказаться от всего земного.

Ученик преподобного Иосифа митрополит Даниил в полемике с "нестяжателем" Вассианом (Патрикеевым) апеллировал к тому факту, что святитель Савва Сербский содержал в достатке свои монастыри, дабы они могли реализовывать социальную миссию. Тем более, что в 1517 году инок Исайя доставил в Москву с Афона пространное житие святителя Саввы, написанное на рубеже ХIII—ХIV веков иеромонахом Феодосием, и достоянием русских книжников стали все подробности жизни это великого сына сербского народа.

К концу XVI века Московская Русь вполне осознала себя наследницей всего православного мира. И эту роль рано признали за ней другие православные славяне. В "Третий Рим" постоянно приезжали за милостыней посольства афонских монастырей и потомков сербских деспотов из династии Бранковичей, живших на территории Венгрии. Таким образом более глубокое знакомство с культом святителя Саввы продолжилось по сразу по двум линиям.

Расцвет культа Саввы Сербского на Руси пришелся на правление царя Ивана IV Грозного. Тому способствовало сочетание многих факторов: и развитие идеологем, заложенных в правление его отца Василия III, и почитание святых Саввы и Симеона как создателей сербской державы и церкви, связанное с принятием Иваном царского титула в 1547 году, и покровительство монастырям Афона, и династические корни: дед Ивана Грозного Иван III был женат на Софье Палеолог, отец которой Фома был сыном византийского императора Мануила II и Елены Деянович-Драгаш, дочери сербского вельможи Константина Драгаша. Константин Драгаш в свою очередь был сыном деспота Деяна и Феодоры Неманич, дочери короля Стефана Дечанского и, следовательно, потомка самого Немани. Следовательно, в бабке Ивана Грозного по отцовской линии текла кровь святородного древа Неманичей.

С другой стороны мать Ивана Елена Глинская была дочерью Василия и Анны Якшич, внучки воеводы деспота Джураджа Бранковича, и дочери воеводы Стефана Якшича. Ее родная сестра Елена вышла за деспота Йована Бранковича, правнука святого князя Лазаря и его супруги Милицы. Таким образом, как по линии отца, так и по линии матери Иван Васильевич имел сербские корни.

Баба Анна к тому же непосредственно участвовала в воспитании царя. О ее роли пишет сербский писатель Милован Витезович: "Его образованием занялась та, кто учила и его мать, привив ей гордость, чувство собственного достоинства и решительность. То же самое она внушала теперь и внуку… Познакомила его с сербским духовным и государствообразующим учением святого Саввы. Рассказала ему о расцвете святой династии Неманичей — от Стефана, собирателя сербских земель, до Душана Сильного, его славного венчания на царство, его соборов и издания Законника. Узнал он и о гибели сербского царства и судьбе князя Лазаря. Настольной книгой Ивана стало написанное Феодосием житие святого Саввы, принесенное и подаренное его отцу афонским монахом Исайей. О своих впечатлениях он с восхищением вспоминал в конце жизни: "А как святой Савва оставил отца, мать, братьев, родню и друзей вместе со всем царством, знатью и взвалил на себя крест Христов, и какие монашеские подвиги он совершал! А как отец его Неманя, то есть Симеон, и мать его оставили царство и заменили пурпурное одеяние монашеской рясой, и как они после этого обрели утешение и радость!"

Уже в начале царствования, в 1549 году, Савва и Симеон Сербские были официально канонизированы Русской церковью, внесены в число "новых чудотворцев" вместе с русскими святыми. С этого времени обычными становятся их изображения на русских иконах. Парное их изображение в молении помещено на столпе кремлевского Архангельского собора, служащего усыпальницей русских князей и царей.

Всего наряду с русскими государями в росписях Архангельского собора представлены четверо "иностранцев". Из них трое сербов: святые Симеон, Савва и косовский страстотерпец Лазарь. Этим Иван IV еще раз продемонстрировал свое происхождение.

Любопытно, что единственным святым, изображенным в храме дважды, стал именно святой Савва (один раз с отцом, преподобным Симеоном; второй — в одиночестве).

Уже в конце царствования "грозного царя" русские художники создали иллюстрации к житию святителя в том объеме, в каком оно было включено в Лицевой летописный свод. Несколько десятков миниатюр превосходят по объему все, что существовало на эту тему в средневековом сербском искусстве.

Какое-то время, до той поры, пока русским исследователям не стали доступны фрески Георгия Митрофановича из трапезной Хиландарского монастыря, предполагалось даже, что оба цикла восходят к одному прототипу — несохранившемуся иллюстрированному житию первого сербского архиепископа. Однако разница в композиции миниатюр и стенописей, а также полное отсутствие балканских реалий в трудах русских мастеров свидетельствуют о том, что последние были вполне самостоятельны.

В 1550 году хиландарский игумен Паисий с тремя братьями прибыл в Москву. В грамоте, адресованной царю Ивану Васильевичу, хиландарцы называли его "царем всех православных христиан", "христианским солнцем" и "вторым Константином". Жаловались на нужду, в которой они жили с тех пор, как не стало сербских правителей, на то, что священные сосуды пришлось заложить туркам и евреям, а также на то, что греки отбирали у них владения. Просили Ивана, чтобы ходатайствовал за них пред султаном Сулейманом, описали, в каком тяжелом положении находился и русский монастырь Святого Пантелеимона, подчеркнув, что "наши монастыри славянского языка в греческой земле пребывают на чужбине".

Царь сразу направил письмо султану Сулейману, прося его защитить оба монастыря от притеснений. В 1556 году хиландарские монахи снова приехали ко двору Ивана. Государь вручил им ценные подарки: деньги, книги, сосуды и другую утварь, а также катапетасму, которую вышила его жена Анастасия и на которой наряду с русскими святыми были изображены святые Савва и Симеон. Два года спустя в Москву приезжает архимандрит Прохор, который от имени хиландарской братии подарил царю панагию с частицей Честнаго Креста Господня, а царице — икону Богородицы Скоропослушницы, которая принадлежала сербскому патриарху, святому Спиридону.

Помогал Иван Грозный и монастырю Милешева, в котором почивали мощи Святого Саввы. Иван Васильевич подарил обители покров для раки святителя, а также чашу, которая и поныне хранится в музее Сербской Православной Церкви в Белграде.

По состоянию на начало 2018 года в России нет ни одного действующего храма, посвященного святителю Савве Сербскому. Однако такой храм заложен в Екатеринбурге и имеет статус архиерейского подворья, община существует с 2003 года, службы сейчас проходят в деревянной церкви, посвященной отцу святителя, преподобному Симеону Мироточивому.

 

Игорь Рыжов

  

Православный Календарь

Пожертвования

Сделать пожертвование

Дружественные сайты

patriarchia

vikariatstvo

НУЖНА ПОМОЩЬ

10.09.2022
О проведении сбора помощи для пострадавших мирных жителей и беженцев Дорогие братья и сестры!По благословению Святейшего Патриарха Московского и...
28.08.2022
Помощь пострадавшему от пожара храму По благословению настоятеля храма преподобной Евфросинии, великой княгини Московской, архимандрита...
17.06.2022
Сбор продуктов По благословению Святейшего Патриарха продолжается СБОР ПРОДУКТОВ ДЛЯ БEЖEНЦЕВ...
15.06.2022
КНИГА ВЗАИМОПОМОЩИ В новой церковной лавке (у свечницы) находится книга взаимопомощи, в...
Все записи →

В соц. сетях

Видеохостинги